Описание 8 сезона Игры престолов: сколько серий...

Словно в детективе Агаты Кристи или каком-нибудь фильма Джона Хьюза об оставленных после уроков школьников, большинство из выживших второстепенных героев сериала собирается у камина в эту последнюю ночь перед решающей битвой с Ходоками… чтобы просто пить и вспоминать, кто, как и кому успел навалять в приключившихся за 7 сезонов крупных битвах.
Как метко подмечает кто-то из Ланнистеров, все присутствующие успели так или иначе поконфликтовать со Старками: тут и Джейми, и Тирион, и Бриенна с Подриком, и сир Давос Сиворт, и даже Тормунд Великанья Смерть.
Это не мешает им пить вино Старков и пользоваться их северным гостеприимством — но действительно, такого количества старых врагов и не всегда надежных союзников у одного камина не собиралось, кажется, ни в одном сериале (даже в «Баффи, Истребительнице вампиров»). Сцене уделяют просто рекордный по меркам сокращенных 7-8 сезонов хронометраж: присутствующие успевают и выпить, и спеть, и даже — по пьяному-то делу! — ненароком посвятить Бриенну в рыцари.
Сцена определенно лучшая в эпизоде — просто из-за потрясающе убедительной игры Гвендолин Кристи, хоть она и заставляет мрачно задуматься об оставшихся ей минутах экранного времени. Ее персонаж добился всего, чего хотел в жизни: стал рыцарем. Остается только геройски пасть на поле брани с Ходоками (защищая, скажем, Брана), чтобы зацементировать успех.
План победы
Кстати о Бране. Он открытым текстом заявляет остальным героям что исчерпал свою полезность в сериале и теперь хорош только в роли приманки для Короля Ночи. А как насчет варгования, Бран, это же полезнейший боевой скилл, почему вы его серьезно не обсуждаете как нечто жизненно необходимое для грядущей битвы?!
Сценаристам пришло время отвечать на один из важнейших вопросов мифологии: почему Король так хочет убить Брана? Как всегда, без помощи Мартина у них мало что получилось.
Бран невразумительно бормочет, что Король, мол, хочет, чтобы ночь «длилась вечно», а он, Трехглазый ворон вроде как выступает носителем коллективной древопамяти человечества. Подразумевается, что, пока жив Бран, жива надежда на наступление рассвета…, но что-то в этом духе проговаривает совсем другой герой, пока Бран опять ничего толком не подтверждает и не опровергает. Какой смысл в носителе коллективной памяти, если он с ней ни с кем нормально и своевременно не делится?
А ведь все можно было бы оформить куда проще: Король хочет убить Брана, потому что тот один знает секрет его смерти/природы власти над мертвецами/происхождения, и это само по себе — мощнейшее оружие в руках человечества.
Джон Сноу (который в серии все-таки пару раз появляется) разработал хитрый план по уничтожению Короля Ночи: выманить на Брана, а потом задавить драконами. То, что у Короля теперь есть собственный ледяной зомби-дракон — о чем Бран всем рассказывал в ПРЕДЫДУЩЕЙ СЕРИИ! — никак не проговаривается. Зачем в битве нужны вообще все остальные персонажи, тоже.
Но, видимо, это все лишь фрагменты какого-то очень секретного плана — ведь должен был Тирион, организатор Битвы у Черноводной, как-то помогать Джону с планированием операции! В любом случае, Ходоков слишком много, и победить их нельзя, можно лишь попытаться победить Короля, чего тоже не получится — уж слишком много хронометража до конца сериала.
Одиссея Джейми
Бедняга Джейми Ланнистер проводит большую часть эпизода, рассыпаясь в извинениях перед всеми встречными в Уинтерфелле знакомыми лицами.
Виноват-с, выкинул вас из окна! Порубил дружину вашего папеньки, увы! А с вами мы вообще не встречались, но я искренне сожалею о том, что зарубил и вашего отца тоже, прямо на Железном троне, мне за это еще прозвище дали! Обидное.
Извинившись за себя лично, приходится долго и унизительно вымаливать прощение за действия сестры, так и не приславшей обещанное войско.
Все это скорее комично, чем драматично — просто из-за КОЛИЧЕСТВА героев, которым Джейми успел так или иначе испортить жизнь. Но актерская работа Костера-Вальдау, как всегда, впечатляет, особенно в сцене в Богороще, где он понимает всю глубину пофигизма Брана по отношению к своей инвалидности, и по постной физиономии Джейми начинает расползаться едва заметное облегчение. Ну хоть кому-то не надо тыкать в лицо протезом, объяснять, при каких обстоятельствах ты его получил и как после этого изменился!
Опять-таки непонятно, что Джейми — решивший воевать под началом Бриенны, — сможет принести в грядущую в 3 эпизоде битву помимо одной (1) руки и не очень уверенного владения мечом. Он больше командир, а командовать на Севере Ланнистеру особо неким. Хотя, может быть, в этом смысл всей арки с водворением Джейми в Уинтерфелл, и мы как раз увидим Ланнистера, командующего войсками Старков после героической смерти Бриенны.
Арья Старк проявляет инициативу
Тренированной ассасинше Арье и ее секретном оружию явно отводится важная (хоть и не ключевая) роль в битве с Королем Ночи, но в этот раз, в отличие от первой серии, Арья не только действует Гендри на нервы, но и занимается с ним сексом прямо в кузнице.
Арья с самого начала была самым асексуальным персонажем «Игры престолов», и смотреть на Мэйси Уильямс в этой сцене странно и непривычно — примерно как на повзрослевшую Гермиону! — чего, наверное, сценаристы и добивались. По крайней мере получилась интересная, а местами даже жаркая постельная сцена в эпоху #metoo, для чего из Гендри всего-то пришлось сделать милейшего чурбана, а из Арьи — сильную независимую женщину, контролирующую каждый мыслимый аспект процесса.
Ты ничего не знаешь, Дэйнерис Таргариен!
Дани и Джону не до секса — они вообще редко появляются в серии. Джон, появившись, тут же убегает, стараясь не встречаться взглядом с новооткрытой тетей, Дэйнерис слегка недоумевает по этому поводу. Вообще на Эмилию Кларк взвалили довольно неблагодарную задачу по перечеркиванию (или хотя бы намеков на перечеркивание) всего того положительного, что она семь экранных лет несла в этот образ. 
В разговорах с Сансой и Джоном Дани намекает, что после окончания Мировой войны Z намерена мертвой хваткой держаться за власть и не делить ее ни с кем — ни с Севером, ни с собственным консортом.
Сценаристы подразумевают, что предстоящие в битве с Ходоками лишения выбьют из Дэйнерис последние таргариенские замашки и наконец-то сплотят ее кровью со Старками — вуаля, вот вам и песня льда и пламени! 
Проблема в том, что в какие-то серьезные подлости — или даже в неоправданное кровопролитие — со стороны Дани не веришь, какие бы сердитые глаза Эмилия при этом не делала. Помните ложную интригу, которую нам пытались устроить с противостоянием сестричек Старк в прошлом сезоне? Тут ровно тот же случай — одна Серсея у нас уже есть, разбираться придется именно с ней, а не с Дани. 
Хотя, конечно, тут встает любопытный вопрос потомства Серсеи (которая в эпизоде милосердно не появляется) и Джона/Дани, которое может сильно отличаться от родителей. Но этих разборок мы в сериале уже не увидим — да и сиквелы саги 70-летний Джордж Р. Р. Мартин вряд ли напишет.
Ну, а еще Джон наконец-то рассказал тете всю правду, представившись настоящим, таргариенским именем. Как следует отреагировать Дани не успела — совсем как Джон в предыдущем эпизоде. Война началась. С Ходоками.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.